Информационное агентство Евразийского Союза Rus.kg

Российская Газета

Алена Кученко. Зачем истории паспорт

Просмотров: 1545
Алена Кученко. Зачем истории паспорт
Чтобы уберечь памятники старины от разрушения, министерство культуры и туризма Киргизии решило снабдить их паспортами.

Соответствующие поправки в закон "Об охране и использовании историко-культурного наследия" ведомство вынесло на общественное обсуждение.

Официально в республике имеется 583 исторических и архитектурных памятников государственного значения. Кроме того, в республике насчитывается 1200 объектов местного значения и семь международного. Еще, как минимум, тысяча памятников старины, по оценкам археологов, требуют изучения.

Закон убережет?

- Паспорта необходимы для инвентаризации каждого исторического объекта, - сообщила "РГ" начальник инспекции по учету, охране и использованию историко-культурного наследия минкультуры Айсин Дуйшаналиева. - Паспорт включает в себя архивные документы, точное техническое описание и историю объекта и выдается частному или юридическому лицу, на чьей территории находится памятник. И если владелец собирается как-то изменять первоначальные формы строения, то он непременно обращается в Госархитектуру, а та, в свою очередь, - к нам. Мы имеем право отказать в перестройке, если это нарушит аутентичность памятника.

Паспортизация, как уверяют чиновники, давно прописана в законе, но само понятие этой процедуры не было конкретизировано. В результате лишь у половины зарегистрированных памятников Киргизии есть идентификационный документ.

- Любой исторический объект, будь он местного, государственного или международного значения, должен охраняться государством, - говорит Айсин Дуйшаналиева. - Для этого им необходимо придать правовой статус. Поэтому мы и внесли поправки в закон.

Но поправки поправками, а средства на сохранение и реставрацию памятников в бюджете Киргизии не предусмотрены. С момента обретения республикой независимости на это не выделялось ни копейки. Все археологические работы на Тянь-Шане ведутся за счет международных организаций и частных меценатов.

- Реставрация одного только мавзолея Шах-Фазиля требует, как минимум, 11 миллионов сомов, - поясняет Дуйшаналиева. - Государство не может позволить себе таких трат. Поэтому к реставрации мы планируем привлекать спонсоров.

Спрячь за высоким забором...

О том, что сделало государство для сохранения памятников старины, "РГ" рассказал директор научно-исследовательского проектного института Джумамедель Иманкулов.

Российская газета: Почему государство практически не заботится о своих памятниках старины?

Джумамедель Иманкулов: После развала СССР нам было, мягко говоря, не до этого. Один чиновник как-то мне сказал: "Нам пенсии старикам нечем платить, какие еще памятники? Они подождут, как уже ждали тысячи лет". Но памятники не могут ждать. Они постоянно разрушаются, да и сами люди этому способствуют.

Уничтожена стройная советская система, когда охрана памятников была строго организована как на республиканском, так на и городском и районном уровнях. Все объекты были под учетом и охраной. А главное - выделялись средства на их изучение и реставрацию. Такую организацию мы не можем воссоздать до сих пор. Ведь сегодня в структуре охраны памятников работает несколько сотрудников, а раньше этим занимались 30-40 человек.

РГ: Какие меры, кроме паспортизации, принимает минкультуры для сохранения исторических объектов?

Иманкулов: Мы добились, чтобы при разработке генпланов Бишкека, Оша и Каракола с 2003 по 2008 годы в них внесли зоны охраны памятников. Это специальные территории, на которых запрещены глобальные переделки и застройки. И теперь, если предвидятся какие-то работы в таких местах, то городские органы архитектуры сначала обращаются к нам за разрешением. До 2006 года, когда эти нормы не были приняты, творилась настоящая вакханалия: никто не спрашивал, можно переделывать старинные здания или нет. По моим подсчетам, только в Бишкеке таким образом было загублено около 50 исторических объектов.

РГ: Как по-вашему, можно ли сохранить еще уцелевшее?

Иманкулов: Всем изученным объектам надо придать статус археологических парков и организовать музеи со штатом сотрудников. Средства, собранные во время экскурсий, можно направить на реставрацию. Таким образом археологические парки сами бы себя окупали и даже приносили доход.
По утраченным местам

К числу практически уничтоженных памятников архитектуры можно отнести средневековую глиняную постройку Сарай-Булун. Исследователи открыли ее в 1978 году недалеко от города Балыкчи. По версии ученых, здание служило караван-сараем, поскольку находилось на перекрестке девяти путей на Великом Шелковом пути. Позже здесь была ювелирная мастерская.

Но, увы, ценнейший памятник архитектуры сегодня разрушен не только временем, но и людьми. В 2009 году, когда на место прибыла исследовательская экспедиция, оказалось, что части караван-сарая уже нет. Местные жители брали здесь глину на строительство и разрыли четверть площади памятника экскаваторами.

Другой памятник - минарет Буранинского городища - не нуждается в представлении. Но сегодня он рушится из-за некачественной реставрации, проведенной 40 лет назад.

- Бурану надстроили современным кирпичом, который не выдерживает испытания временем: он разлагается, выступают соли, - говорит археолог Валентина Горячева. - Кроме того, в новой кладке использовали цемент, что недопустимо в реставрации. Он, в свою очередь, разрывает кирпич. Реставрацию такого качества необходимо обновлять каждые 10 лет. Иначе скоро нечего будет показывать туристам.

Мнения

Вадим Яншин, кандидат исторических наук, доцент кафедры истории, культурологии и рекламы КРСУ:

- Законопроект более чем своевременный. Паспортизация памятников истории и архитектуры необходима хотя бы для того, чтобы зафиксировать все объекты. Сколько их было уничтожено за время независимости! У нас вовсю орудуют "черные археологи". Их не интересует архитектура, древние строения и захоронения сами по себе. Им нужны ликвидные вещи - антиквариат. И за сохранность самих памятников при раскопках они особо не переживают. Поэтому каждый такой объект должен охраняться в прямом смысле этого слова.

В законопроекте, однако, меня смущает формулировка: "объекты могут находиться в собственности юридических лиц". Это как понимать? Нельзя памятники старины отдавались на откуп частникам. Нужно конкретизировать вопрос о собственности. Это, на мой взгляд, главный вопрос, который надо проработать.

Кубатбек Табалдиев, профессор Киргизско-Турецкого университета "Манас", археолог:

- Закон нужно было принимать лет 20 назад. Мы с ним опоздали. Но лучше поздно, чем никогда. Если не принять быстрых и эффективных мер, то большинства памятников республика вообще лишится. И сейчас важно определить уполномоченный орган, который будет нести полную ответственность за принятые решения. В него должны входить не только чиновники, но и молодые деятельные археологи, которые знакомы с проблемой не понаслышке.

Учитывать и выдавать паспорта, конечно, надо. Только пять процентов памятников старины были зарегистрированы к 1991 году. После этого списки не дополнялись. В итоге, когда в республике происходил активный передел собственности, памятники вместе с земельными наделами попали в собственность к частным лицам. И если сегодня что-то уцелело, то сложно определить, кому это принадлежит, в чем и состоит основная проблема.

Алена Кученко
Источник - Российская Газета

Поделиться информацией в соц.сетях
Внимание! Администрация сайта www.rus.kg может не разделять мнения авторов статей на действительность.


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.